Tag Archives: замещающие дети

как простить маму

Почему мы злимся на маму

Добрый день Кристина! Благодарю за прекрасный материал, почти все Ваши статьи- оказались для меня полезными, но особенно задела одна — про замещяющего ребенка. Я наконец то оняла корень многих моих проблем. До меня у матери был один мертворожденный ребенок после которого она стала инвалидом но все равно пыталась родить. Потом были девять выкидышей. Я родилась шестимесячной. Врачи сказали что не выживу либо буду полной идиоткой. но как обычно ошиблись…….я выросла как говориться»здоровой и красивой» но все те психологические проблемы которые Вы описываете в своей статье у меня очень выражены…..можно ли это проработать самостоятельно, достаточно ли будет просто простить мать за то что она также винила меня в том что когда мне была годика 2 она была беременная мальчиком и я поросилась на ручки она взяла меня и тут опять случился выкидышь и всю жизнь она винила меня в смерти брата…

Здравствуйте

Очень непростая история. И очень жаль, что вам пришлось столько пройти.

С другой стороны – ваша история показывает, сколько внутри вас силы. Представляете, какой сильной должна быть внутри ребенка воля к жизни, чтобы «победить» все прогнозы врачей и депрессии мамы. И вырасти здоровой и красивой.

Думайте об этой своей силе почаще. Чувствуйте, что она есть у вас внутри (а она действительно есть!). Это будет помогать вам двигаться к исцелению.
Будет открывать нужную информацию, интуитивно делать что-то, что будет помогать (возможно это чтение книг, какие-то тренинги, просто общение с нужными людьми, творчество и т.д.).

Теперь к вашим вопросам.

Вы пишите: можно ли это проработать самостоятельно, достаточно ли будет просто простить мать за то что она также винила меня…

Начну с самого главного.

Вам не надо прощать мать. На самом деле, все совсем наоборот. Злость на маму – это защита. Защита от чувства вины.

Для того, чтобы исцелиться вам надо простить себя.
А для того, чтобы стало возможным простить себя – ваш внутренний ребенок должен перестать так преданно и сильно любить маму. И так безгранично ей верить.

Видео на эту тему смотрите здесь:

Снимок экрана 2016-03-11 в 12.25.19

Я понимаю, что это может звучать парадоксально. И сознательно вы чувствуете по-другому.
Но внутри все происходит именно так.

Проблема замещающих детей в том, что глубоко внутри они чувствуют себя бесконечно виноватыми.
Тотально виноватыми.
Виноватыми за все.

Представьте маленькую девочку, которой родитель (а для ребенка Бог) по сути говорит: ты виновата в смерти брата! А значит и в моем несчастье.
Представьте, что может чувствовать ребенок.
Ребенок, у которого пока что нет критического мышления. Он не может отделить объективную реальность (плохое здоровье мамы, которое привело к потере ребенка) от субъективных родительских переживаний (маме же надо как-то избавиться от чувства вины).
Для ребенка внутри навеки связываются две объективно несвязанные вещи: родительское горе – это моя вина.
И эта связь с каждым годом становится все крепче. Нейронные связи все устойчивее.

И эту связь очень непросто разорвать.

Это связь маленького любящего ребенка с обвиняющей угрожающей мамой. Мамой, которая одновременно является и обожаемой. Является единственным источником жизни для ребенка.

Этот ребенок очень сильно любит маму. И готов взять всю вину на себя, лишь бы она была рядом. Другими словами – лишь бы выжить.

Во взрослой жизни такой человек свое счастье и силу начинает воспринимать (бессознательно) как предательство мамы.
Ведь мама то страдала. Мама была несчастной. Да еще и по моей вине.
И вот этому родительскому несчастью внутри себя человек не может «изменить».

И возвращаясь к вашему вопросу: «можно ли это проработать самостоятельно?», я бы ответила, скорее да.
Но есть проблема. Заключается она в том, что «проработать» — это значит освободится. Значит стать счастливой.
А на языке травмы – это значит предать маму.
И когда человек встает на путь исцеления внутри поднимаются мощные защиты. Поднимается огромное бессознательное чувство вины, которые очень сильно мешает двигаться в верном направлении.

Как могут проявляется защиты и бессознательное чувство вины?

Это может быть апатия, сильное нежелании (вплоть до отвращения) следовать намеченному плану работы (например, каждый день писать дневник или делать другие упражнения для самопомощи).
Защиты проявляются в психосоматике – головные боли, простуды и др. В самосаботаже – когда мы бессознательно создаем такие условия, которые сводят на нет всю предыдущую работу.

Также защиты могут серьезно искажать восприятие.
И тогда очевидные вещи человек не замечает. И «копает» совсем не в том направлении.
И как бы усердно и регулярно он не заставлял себя работать – результат будет отрицательный.

Часто я вижу следующую картину. В поисках исцеления человек поглощает тонные психологической информации. Бросается от книжки к книжке. От тренинга к тренингу. От автора к автору.
И каждый раз человек загорается. Он искренне верит, что вот этот чудо-метод (или чудо-человек) уж точно поможет.
Наступает период эйфории. Человек «маниакально» начинает «прорабатываться» и также быстро все бросает.
Срабатывает психическая защита – отрицания. И человек не видит очевидного – ни один метод, человек или тренинг не являются волшебной таблеткой. Это всего лишь инструмент. Более эффективный или менее эффективный.

После эйфории конечно же следует период разочарования и депрессии. И дальше по кругу.

В этом цикле никакой работы с травмой не происходит. Это всего лишь игра наших защит.

Преимущество работы со специалистом заключается в том, что это позволяет максимально обезвредить «плохие» защиты.
Условно плохие защиты – это те, цель которых сохранить статус-кво. Сохранить травму. Не дать человеку выйти из страдания.
Также грамотная работа с психологом позволяет выстроить «хорошие» защиты. Те, которые будут помогать человеку сохранять себя от ретравматизации в реальной жизни.

Что касается самостоятельной работы – здесь, повторюсь, главное регулярность и постоянность. Это самое важное и одновременно самое непростое условие.

Слушать выпуск в аудиоформате можно здесь:

 

ЗАПИСАТЬСЯ НА ИНДИВИДУАЛЬНУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ

СЕМИНАРЫ И ПРОГРАММЫ ОНЛАЙН


    замещающий ребенок

    Замещающие дети: борьба за жизнь

    Тема сегодняшнего выпуска – замещающие дети.
    Тема непростая. Но мне кажется очень важная.
    Я вижу, как может измениться жизнь человека после того, как он начинает осознавать свою замещающую роль и становится способным отделиться от нее.
    Как много печали, тревоги, вины, апатии «вдруг» уходит.
    Человек наконец-то освобождается от депрессии, в которую он, оказывается, был погружен практически всю свою жизнь. Но не осознавал этого. Потому что эта депрессия, это горе – это был воздух, которым он начал дышать еще в утробе матери.
    Человек просто не знал, что может быть по-другому.

    Но давайте по порядку.

    Что такое замещающий ребенок?

    Это ребенок, которого родители родили вместо другого, умершего или потерянного ребенка.

    При чем – родители могли это сделать сознательно (часто родители об этом открыто говорят).
    А могли – бессознательно.

    Кроме этого, надо сделать еще одно уточнение.

    Не любой ребенок, который родился после смерти или аборта предыдущего, является замещающим.

    Замещающий он или нет – как я уже сказала определяется не фактом смерти предыдущего, а восприятием (сознательным или бессознательным) родителей.
    Родившийся ребенок с большей вероятностью станет замещающим, если его родители не смогли отойти от образа умершего ребенка и идентифицируют с ним нового ребенка.

    Почему происходит подмена образов умершего и нового ребенка внутри родителя?

    Когда умирает ребенок – для родителей это большая потеря и горе. На месте ребенка, который являлся центром жизни для родителей, образовывается пустота.

    И это очень тяжелое переживание.

    Чтобы с этим справиться и начать полноценно жить, родители должны внутри себя проделать огромную работу. Работу горевания.

    Горевание – это психический процесс принятия потери любимого объекта, отпускания этого объекта и заполнения пустоты, оставшейся на месте этого объекта.

    Я планирую сделать отдельный выпуск на тему горевания. Потому что очень часто именно неотгореванность является причиной многих неврозов, фобий, психосоматики и др.

    Что делает горевание?

    Горевание помогает перестать инвестировать всю психическую энергию в потерянный объект (путем бесконечных воспоминаний, фантазий, оплакивания и т.д.). И направить эту энергию на другие объекты. Другими словами – на создание новых отношений. С новым ребенком.

    Замещение – это по сути подмена горевания.

    Замещающий ребенок приговорен к роли спасателя для своих родителей. Он снимает с них груз горя, утешая и восстанавливая их.

    Чтобы начать жить, такому ребенку нужно освободиться от фантома (образа) мертвого ребенка, который был помещен внутрь него из психики матери.

    Но я бы рассматривала проблематику замещающих детей немного шире: как детей, которые выросли в атмосфере пропитанной горем и печалью.

    Связано ли это со смертью предыдущего ребенка или с другими неотгореванными ситуациями из жизни родителей – это мне кажется играет второстепенную роль.

    В любом случае, ребенок выросший в атмосфере горя будет нести в себе этот груз.
    Печать смерти.
    Горе – это оплакивание жизни. Это похороны жизни.
    Горе – это всегда больше о смерти, чем о жизни.

    Все мы в каком то смысле являемся замещающими для Идеального Ребенка нарциссической части наших родителей.
    Поэтому, даже если у вас не было умерших братьев или сестер – это информация может также во многом быть о вас и о ваших переживаниях.
    Просто вместо реального умершего ребенка – подумайте об образе идеального ребенка, который был у ваших родителей.
    И с которым каждый родитель сравнивает своего реального ребенка.

    Что характерно для замещающих детей?

    Это многочисленные страхи, пассивность, безынициативности, зависимость и незрелость, затворничество.
    Они считают себя беззащитными и несостоятельными.
    У них есть постоянное чувство, что мир, в котором они живут, непредсказуем и опасен.  Иногда у детей наблюдаются те же симптомы, которые привели к смерти предыдущего ребенка. Хотя физических оснований для этих симптомов нет.
    Эти дети проявляют нездоровый интерес ко всему, что связано со смертью.

    Замещающий ребенок не имеет права быть самим собой.
    Куда бы он не приходил, такой человек чувствует себя нежелательным.
    Он обычно печальный, замкнутый и одинокий.
    У человека отсутствует чувство собственного достоинства.

    Такие дети постоянно находятся в состоянии конкуренции с теми, умершими. По большей части — в бессознательной конкуренции.
    Конкуренции, в которой выиграть невозможно. Потому что родители всегда склонны идеализировать умершего ребенка.
    И с мертвыми конкурировать вообще очень сложно.

    «Ловушка» замещающего ребенка в том, что он бессознательно должен стремится быть таким же идеальным, как умерший.
    Но одновременно он не имеет права таким быть.
    Ведь он «виноват» перед умершим. Он же и так как будто забрал его жизнь.
    И вот замещающий ребенок оказывается «распятым» между идеальным Я (идеализированным образом умершего ребенка в психике родителей) и необходимостью терпеть неудачи, чтобы искупить свой «грех».

    Процесс отделения ребенка от умершего ребенка затрудняется тем, что они спутаны в бессознательном матери. И эта спутанность для нее очень важна. Это защита от депрессии, или другими словами – от психической смерти.
    Эта путаница проявляется по-разному: например, мама называет детей одним именем, видит и подчеркивает сильное внешнее или внутреннее сходство между ними и т.д.

    Замещающий ребенок – это иллюзия. Попытка родителей обмануть смерть.
    И эту иллюзорность и «обманчивость» такой ребенок будет испытывать по отношению к себе.

    Такие люди могут говорить, что я всю жизнь живу как будто не в своем теле. Я никогда не ощущал свое тело как свое. Или я всю жизнь как будто смотрел на себя со стороны, как я двигаюсь, хожу, разговариваю. Но я никогда не чувствовал себя внутри.

    Еще одна особенность таких детей – это обостренное чувство вины.
    С одной стороны – это вина родителей.
    Которые переживают свою любовь к новому ребенку, как предательство умершего.
    С другой – вина самого ребенка. Который воспринимает свою жизнь, как доставшуюся ему ценой смерти другого.

    Замещающий ребенок как будто всю жизнь живет с мертвым ребенком внутри.

    Какой выход?

    Скажу сразу – это тот случай, когда я настоятельно рекомендую все же обратиться к профессиональному терапевту.
    Здесь плохо работают тренинги по личностному росту, которые опираются на мотивацию, на укрепление Я человека.
    Также есть опасность уходить в разного рода энергетические практики. Например расстановки и др.

    Потому что такие люди, часто сами этого не осознавая, живут на границе жизни и смерти.

    И тренинги личностного роста скорее будут двигать такого человека не по пути обретения своего Я. А по пути достижения Я идеального. То есть будут укреплять слияние с умершим идеализированным ребенком.

    Энергетические практики могут нарушить хрупкий баланс между жизнью и смертью внутри такого человека. И нарушить не в ту сторону, что угрожает падением в психоз (то есть – в психическую смерть).

    Психотерапевтическая работа в этом случае оказывается самой безопасной и эффективной.

    Если замещающий ребенок пока маленький, тогда как правило необходима работа параллельно и с матерью, и с ребенком.

    В процессе работы с матерью происходит «расклейка» двух детей внутри матери. И она становится способной воспринимать их (и сознательно, и бессознательно!) как двух разных личностей.
    Таким образом ребенок получает пространство для жизни сначала внутри маминой психики, маминого восприятия.
    А как следствие – и во внешней жизни.

    Мама замещающего ребенка должна научиться различать сливающиеся представления об умершем и о живом.

    И эта работа не простая и не быстрая, к сожалению.
    Не быстрая – потому что срабатывают мощные психологические защиты.
    Ведь если такая расклейка произойдет внутри матери — тогда ей предстоит работа, от которой она «убегала» с помощью замещения. Работа горевания по умершему ребенку.
    Но это стоит того, чтобы живой ребенок смог полноценно жить.

    Очень важно, чтобы в семье помнили и говорили об умершем ребенке. Не как о некой идеализированной фигуре. А просто как о ребенке, которого любили. И которого сейчас нет. И это больно. Это грустно.
    Такое открытое обсуждение очень сильно помогает второму ребенку.

    Также важна терапевтическая работа и с самим ребенком.

    Как пишет один из психологов, занимающейся этой проблемой: ребенок должен противостоять воображению матери (которое «склеивает» мертвого и живого ребенка) силой своего собственного воображения.

    Что еще помогает?

    Это скорее выход для взрослых «замещающих» детей.
    Это творчество.
    Многие известные люди были замещающими детьми.
    Один из ярких примеров – это Ван Гог.
    Он родился ровно через год после смерти своего брата. И даже имя ему дали такое же – Винсент.

    Почему творчество спасает?

    Травма – это некая дыра в психике.
    Которая дает человеку непосредственный доступ к бессознательному. Другими словами – к «потустороннему» миру.
    Как к темной стороне этого мира. Так и к светлой.
    А бессознательное – это источник творчества.
    Поэтому сильно травмированные люди иногда просто обречены на творчество. В этом их спасение.
    Они все равно остаются связанными с «потустороннем» миром бессознательного.
    Но кроме его темной стороны, с которой они «помолвлены» с зачатия – они начинают получать доступ и к светлой стороне.

    Ван Гог говорил: «Или упрячь меня прямиком в сумасшедший дом […], или дай мне работать изо всех моих сил […] Я борюсь изо всех сил, стараясь преодолеть любые трудности, потому что знаю: работа –лучший громоотвод для недуга»
    И хотя Ван Гог покончил жизнь самоубийством (кстати, вскоре после рождения другого Винсента, сына его брата) – он все же смог превратить свою травму в гениальное наследие для всего человечества.

    Похожая история у Сальвадора Дали. Он писал: «Я пережил свою смерть прежде, чем прожил свою жизнь. Мой семилетний брат умер от менингита за три года до моего рождения. Это потрясло мать до самой глубины души. Раннее развитие, гениальность, прелесть, красота этого брата были ее отрадой. Его смерть стала для нее ужасным шоком, который она с трудом пережила. Родители справились с безысходностью только после моего рождения, но скорбь продолжала переполнять их. Уже во чреве матери я чувствовал их тоску, и мой плод плавал в адской плаценте. Их горе так и не отпустило меня. Я глубоко переживал это навязанное присутствие [моего брата], одновременно как потрясение – похоже на полное отсутствие чувств, и в то же время как состояние  обреченности».

    Также замещающим ребенком был Бетховен.

    Поэтому важно знать: для того, чтобы психическая боль ушла – ее необходимо выразить.
    Выразить в кабинете психотерапевта. Выразить через стихи, музыку, картины, танцы, дизайн. Через что угодно – главное выразить.
    Иначе, есть опасность, что она, эта боль, станет режиссером вашей судьбы.

    Когда вы сможете выразить свою боль, придать ей форму и очертания — тогда вы сможете от нее освободиться.
    Это как минимум.
    А как максимум – говоря словами Стива Джобса, сможете оставить свою «вмятину на Вселенной».

    ЗАПИСАТЬСЯ НА ИНДИВИДУАЛЬНУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ

    СЕМИНАРЫ И ПРОГРАММЫ ОНЛАЙН